Почему Геринг купил фальшивого Вермеера? Новый фильм рассказывает о величайшей подделке в истории

Картина Вермеера «Христос и женщина, уличенная в прелюбодеянии», казалось, выделялась среди многих великих работ голландского мастера XVII века. Ей не хватало мягкого освещения, как на других картинах художника, не хватало его скрупулезного внимания к деталям. Но недостатки картины не имели особого значения для Германа Геринга, который купил картину за 1,6 миллиона гульденов, что сделало ее самым дорогим произведением искусства своего времени. Была только одна проблема: это был не настоящий Вермеер.

Подделка, обманувшая даже самых образованных экспертов, была создана Ханом ван Меегереном, который признался во всем на суде в 1947 году в Амстердаме: он написал картину, чтобы обмануть фашистов. Почти в мгновение ока ван Меегерен, посредственный художник, стал местной знаменитостью, а его подделка стала одной из самых громких подделок всех времен. Теперь, спустя десятилетия, события вокруг его истории были подхвачены Голливудом.

В новом фильме под названием «Последний Вермеер» (который будет показан в США в пятницу) ван Мегерен оживает благодаря Гай Пирсу, который играет роль с напыщенностью и театральностью. Он не единственный звездный актер, которого задействовали в кинокартине, чтобы оживить историю: есть также Клаас Банг (который запомнился изобразившим беспомощного куратора в художественной сатире The Square 2018 года) в роли адвоката ван Меегерена и Вики Крипс (из Phantom Thread), которая помогает ему в процессе.

Режиссер Дэн Фридкин структурирует историю так, как если бы она была загадкой, заканчивая ее сценой в зале суда, которая длится почти треть времени просмотра фильма. «Последний Вермеер» не лишен клише, впрочем, это характерно для фильмов, претендующих на Оскар. Но главное преступление – это игнорирование того, что должно было бы его двигать: самого искусства. «Послушайте, я на самом деле не интересуюсь историей искусства», – сказал ван Меегерен в какой-то момент, и это вполне могло соответствовать интересам фильма в целом.

Наблюдая за «Последним Вермеером», мы видим – но никогда не понимаем полностью – как ван Меегерен совершил свой подвиг. Несколько кадров показывают, как он работает, старательно наносит краску на холсты. Позже он объясняет, что старался повторить тщательную манеру письма Вермеера, достаточно, чтобы обмануть искусствоведов.

Дирк Ханнема, директор Роттердамского музея Бойманса фон Бёнингена, приобрел еще одного предполагаемого Вермера кисти ван Меегерен («Христос в Эммаусе», которая остается в коллекции этого музея как признанная подделка). В исполнении Адриана Скарборо Ханнема появляется в «Последнем Вермеере» и объясняет, как он определенно может распознать стиль Вермеера. «Когда дело доходит до масляной краски, вы просто не можете обмануть время», – говорит он, прежде чем окажется, что он совершенно неправ, когда адвокат брызгает химическим веществом на картину и обнаруживает подпись ван Меегерена под подписью Вермеера.

Картины-подделки появляются в «Последнем Вермеере» словно факсимиле, и совсем не ясно, как кто-то, даже поверхностно знакомый с историей искусства, попал под влияние ван Меегерена. Лица кажутся нечеткими, а композиции небрежными, почти неряшливыми. Начинаешь думать, что привлекательность была не в самих работах, а в простом предложении статуса шедевра.

Эксперты объяснили, что дело ван Меегерена было успешным из-за того, что историки в то время мало знали о Вермеере. Известно всего около трех десятков его картин, хотя некоторые историки подозревали, что их может быть больше. Но подобные факты в фильме отбрасываются в пользу саспенса и драмы, которые разыгрываются как своего рода шпионский триллер.

Хотя в «Последнем Вермеере» нет уроков истории искусства, в сценарии периодически появляются ее зачатки. В какой-то момент ван Меегерену предлагают объяснить, почему он заложил свою подделку нацисту. Он отвечает: «Я считаю, что каждый фашист заслуживает того, чтобы его обманули».